Незаживающая рана

Эвакуация из блокадного Ленинграда, тяжелые военные будни в санроте, три ранения, переезд в Скидель – такая нелегкая судьба у Людмилы Смилга. Родилась она в Ленинграде. Училась в Польской школе, которую вскоре закрыли. Потом работала на фабрике. Когда началась Финская компания, ДОСААФ организовало два кружка: стрелковый и медсестер.

– Там я научилась разбирать и собирать винтовку, накладывать повязки и шины, – вспоминает женщина. – Но для нас это была больше забава, нежели необходимость. Мы под шутки мальчишек перевязывали им головы бинтом, носили мнимых больных на носилках. А уже совсем скоро началась война, и оказывать медицинскую помощь пришлось всерьез.

Весь Ленинград был закрыт маскировочной сетью, чтобы вражеские самолеты не знали, куда скидывать бомбы. Таким способом жители города пытались сохранить памятники архитектуры. Но немцы сбрасывали с неба специальные снаряды, которые от удара зажигались и освещали город. А уже по таким вот «засветам» атаковали нужные места. Поэтому ленинградцы дежурили на улицах и крышах домов, стараясь сразу же потушить возникавшие от снарядов пожары. Шло время, кольцо блокады сжималось, людям предлагали уехать, но мало кто соглашался. С каждым месяцем провизии становилось все меньше, людей одолевал голод.

– В начале войны два моих сводных брата по линии матери ушли на фронт, больше от них никаких вестей не было, – рассказывает Людмила Иосифовна. – Родители умерли в голодную зиму с 1941-го на 1942 год. В итоге осталась я совсем одна. Но знала, что появилось «окно» в блокаде: людей вывозили на машинах через замерзшее Ладожское озеро. Потом появились патрули, которые ходили по домам и проверяли, кто остался живой. Пришли и ко мне. Повесили на шею сумочку, положили туда документы, деньги, какие нашли в доме, и сказали уезжать. Я сдала продуктовую и хлебную карточки, собрала скудные пожитки, и меня на машине эвакуировали через Ладогу. Много там людей собралось. Стояла весна, но озеро еще было замерзшим. В некоторых местах лед не выдерживал, и машины уходили под воду… Когда переехали на другую сторону, выводили нас из машины по трапу, выложенному из замерзших тел людей. Страшно вспоминать.

Потом на поезде блокадников везли в Челябинск. В результате Люда оказалась под Сталинградом. Устроилась на работу учетчиком в колхозе. Но вскоре начали угонять скот за Волгу. И хотя людям говорили не волноваться, девушка поняла: немцы подходят. Попросила бригадира, чтобы поставил ее в разнарядку по мобилизации на фронт. Но тот не хотел и слушать, так что пришлось идти в военкомат. Там она сказала, что умеет перевязывать, знает, как винтовку в руках держать. В результате попала в 204-ю стрелковую дивизию 730-го пехотного полка, в санроту.

– Первое мое боевое крещение было, когда пошли наши войска на Белгород, – вспоминает Людмила Смилга. – Я еще никогда не видела столько раненых. Приходилось перевязывать, бинтовать, ставить шины. Три дня есть не могла, везде мерещился запах крови. После этого было еще много боев, в одном из них меня ранило. Восстановилась – и опять на передовую. Потом подорвалась на минометном снаряде, все осколки вынули, а один до сих пор остался у меня в плече. Последний раз, когда наши войска уже под Витебском были, ранило меня очень тяжело в поясницу. Очнулась только в военно-полевом госпитале в местечке Лиозно под Витебском. Хоть бы, думала, ноги не зацепило, я же так любила танцевать! Но, слава Богу, всё обошлось. Через боль училась ходить заново.

Свою любовь Людмила Смилга встретила на войне. С будущим мужем она познакомилась, когда санроту перебросили за три километра от фронта, туда, где принимали новобранцев. В один из вечеров девушки-медсестры услышали неподалеку звуки гармошки. Пригласили гармониста, молодого парня, поиграть для них. На другой день он пришел уже с капитаном Игорем Лебедевым, в которого и влюбилась Людмила Иосифовна. Уже после войны они поженились, приехали вместе к родителям Игоря в Скидель. Тут и началась мирная жизнь, к которой все долго привыкали. Вскоре родились две девочки. Но отношения с супругом как-то не сложились, они решили расстаться. Впоследствии Людмила Иосифовна вышла замуж во второй раз – за Ивана Смилгу.

Работала сначала на Скидельском промышленном комбинате мастером цеха, потом учителем труда в СШ № 2. Несколько лет возглавляла Совет ветеранов. За проявленный во время войны героизм награждена орденом Красного Знамени и медалью «За боевые заслуги».

Бурчик А.,  корреспондент газеты «Перспектива»

Поделитесь этой новостью!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *