Житель блокадного Ленинграда

Нине Ивановне Лебедевой в 1941-м году исполнилось 12 лет. Она воспитывалась в семье (Наседкиных), которую война не пощадила. Никого. Только ее одну из четверых детей. Она хорошо училась, занималась рукоделием, вместе с братьями ходила в музыкальную школу. Настоящим артистом был старший брат Александр, который 4 июля 1941 года добровольцем ушел на фронт. А уже в декабре 1941-го пришла похоронка о его гибели. Могила его в послевоенные годы так и не была найдена. Лишь осенью 2013 года до нее дошла информация о месте захоронения брата в братской могиле возле деревни Большие Огороды.

Там держали тяжелые оборонительные бои воины 1-й дивизии Народного ополчения. Лишь в 2009 году Александра Наседкина в числе других павших солдат опознали по медальону. Через 70 лет… Средний брат перед войной попал под трамвай, ему ампутировали ногу. Братья Валентин и Георгий вместе с бойцами, спасали город от массовых пожаров. В часы налетов вражеской авиации и артобстрелов они находились на крышах зданий и сбрасывали на землю зажигательные снаряды. В январе 1942 года братья, истощенные от постоянного недоедания, ушли на дежурство и уже не вернулись. В ту же зиму прямо у станка на заводе «Красный химик» умер отец. Это было холодная и голодная зима, но люди, как могли, держались. По детской карточке того времени ей причиталось всего 100 граммов муки. Немногим больше получали родители, которые имели рабочие карточки. Мама Нины Ивановны дожила лишь до 1 мая. От большой семьи осталась только маленькая девочка в огромном городе, который потерял уже тысячи своих жителей. Она еще 4 месяца жила совершенно одна, не желая идти в детский дом. А хлебную карточку на сентябрь она так и не получила. И вот 24 августа 1942 года девочка пошла в детдом, а 25 августа 1942 года детей этого детского дома эвакуировали на Большую землю. Детский дом имел номер 100. Сколько было еще таких!

Жизнь в Сибири была лишена блокадных ужасов. Помогали местным крестьянам ухаживать за скотиной. Летом работали вместе со взрослыми в поле. В суровые зимние вечера все 106 ленинградских мальчишек и девчонок устраивались у печек, рисовали, ремонтировали одежду, обувь и мебель. И ждали конца войны, верили в Победу. Закончилась война… Разъехались по всей стране воспитанники детского дома, каждый нашел свое место в жизни. И всегда помнили об ушедших. Ее нашла в детдоме родная тетя и забрала в Ленинград в свою семью. Вскоре с фронта вернулся инвалидом первой группы муж тети. В маленькой ленинградской коммунальной квартире уже стало тесно. В 1946 году по окончании школы Нина Ивановна уезжает в далекую Белоруссию к родному дяде, бывшему военнослужащему, партийному деятелю в город Брагин Полесской области. Дядя в послевоенные годы был направлен служить в Ивьевский район. С марта 1947 года Нина Ивановна — ивьевчанка.

Послевоенный поселок казался тихим и спокойным. Поселилась позже в домике по улице Советской. Воспитывала дочек, работала. Нелегко пришлось молодой женщине: судьба распорядилась так, что осталась одна с двумя детьми, но она не опустила руки и не сдалась. Жизнь по-всякому складывалась, но она всегда стремилась выдержать любые испытания. Нина Ивановна окончила школу торгового ученичества, работала в бухгалтерии дорожного отдела и даже буфетчицей, по линии комсомола. Затем 35 лет она проработала машинисткой в райкоме партии. 35 лет — день в день. Прожить на одну зарплату было очень тяжело, — научилась садить огород и получать урожай. Соседи постоянно приносили им молоко. Жила, как все. Пришлось похоронить дочь в молодом возрасте. Отец, мать, три брата, дочь — это неутихающая пожизненная боль. 27 января у нее целый день был включен телевизор. Она смотрела все новостные события, связанные с 75-летием снятия блокады Ленинграда. Она шептала: «Это и моим — тоже», когда траурные венки ложились у мемориальных могил на Пискаревском кладбище. Очень много книг о блокаде стоит на полочке секции в ее квартире. Фото Нарвских ворот стоит на полочке. Там, совсем рядом, жила бывшая блокадница. Здесь же хранится поздравительный адрес, подписанный президентом России Б.Н. Ельциным, в связи с 55-летием снятия блокады города. В 1991 году Нине Ивановне вручен знак «Житель блокадного Ленинграда», предоставляющий право на социальные льготы. Но так ли важны они для пожилого человека, выжившего в блокадном Ленинграде!? Уважение и внимание людей, память и историческая правда — гораздо важнее.

Поделитесь этой новостью!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *