Женщина сложной судьбы

Всё дальше в прошлое уходит Великая Отечественная  война. Прошло столько лет, а память о ней живёт в сердцах и душах людей. Война — страшное явление в жизни каждого народа. Война страшна тем, что её следы навсегда остаются в памяти людской, особенно когда она врезалась в детскую душу, чистую и нежную. Филиппович Любови Кирилловне было 16 лет, когда началась война. Война изменила её жизнь, лишила родителей, вынудила взять в руки оружие и бороться с врагом. Но она не смогла уничтожить в Любе жизнерадостность, трудолюбие и бережное отношение к людям.

Любовь Кирилловна была поистине чистым и добрым человеком. Она отличалась редким чувством юмора. А уж какой певуньей была! Энергичная бабушка Люба частенько ездила на велосипеде, напевая какие-нибудь песни. А летом её можно было увидеть, возвращающуюся из леса с букетом красивых цветов.

Родилась Коледа Любовь Кирилловна в 1924 году. В семье было ещё два старших сына. Училась Любовь Кирилловна в польской школе. Но началась война, и учебу закончить ей не удалось.

1943 год. В окрестностях Свислочи господствовали фашисты — убивали, грабили, истязали людей. Всё чаще стали поговаривать в деревне о партизанском отряде, который действовал в нескольких километрах за Щарой. В него то и готовились вступить те, у кого смелое и сильное сердце,  кто не дорожил своей жизнью, а дорожил честью Родины. Осенним вечером  в доме Коледы Кирилла ждали «гостей». Лёгкий стук в дверь заставил всех вздрогнуть и замереть. Отец спокойно зашагал в коридор и вскоре привёл в комнату мокрых, укутавшихся людей.

Осенний холод растаял с приходом партизан. Отец плотнее задёрнул занавески и принялся рассаживать гостей. Потом Люба хорошо познакомилась с этими людьми — Тимофеем Пополамовым, Валентином Ожередовым, Степаном и Николаем Жуковскими.

В тот вечер засиделись долго. Партизанский комиссар говорил много: о положении дел на фронте, о зверствах фашистов, о задачах, которые стоят перед отрядом и о главной из них — добыть как можно больше оружия.

Люба сидела и слушала взрослых. Девушка была не по годам серьезной, вдумчивой и смелой. Нелегкую задачу поставило командование партизанского отряда — добыть оружие. Но ее надо было выполнять. Тут и припомнил Иван Скробко, что видел,  как при отступлении наши солдаты спрятали оружие на дне старого, затянувшегося илом пруда.

Ночью брат Любы Михаил Коледа и Иван Скробко принялись за дело. По одной они достали 24 винтовки, почистили их, смазали и спрятали под половицей в доме. Сверху поставили сундук.

В доме, где жила Люба, часто собирались партизаны. Немцам и в голову не могло прийти, что в самом центре Свислочи, у них под носом отдыхали в доме партизаны после ночных операций. А партизанских операций  стало так много, что всполошились фашисты во всей округе. Партизаны взорвали молочную в деревне Квасовка, спилили столбы связи до самой Индуры, провели множество других операций, на которые часто брали и бесстрашную девушку Любу.

В мае 1944 года в доме у Коледы собрались партизаны на свой тайный сход. Приближались советские войска. Немцы, учуяв конец своего господства, зверствовали все больше. На сходе ждали комиссара партизанского отряда. Но он не пришел. Как потом оказалось, его задержали немцы. Сход перенесли на следующий день. Но не успели партизаны разойтись, как утреннюю тишь разбудил стук кованого сапога. По сигналу провокатора в дом пришли немцы. Люба видела, что по двору расхаживали фашисты – значит, дом окружен. Трое фашистов, вошедших в комнату, поставили к стенке отца и старшего брата Владимира и начали обыск.

  • Где партизаны? — допытывался офицер на ломаном русском языке.

В ответ только молчание.

  • Ничего, у нас вы быстро заговорите. Вот отвезем в Лунно…

«В Лунно»,  — мелькнула мысль у девушки.

Туда путь неблизкий, надо предупредить партизан и если охрана небольшая, можно будет по дороге отбить отца и брата. Немец без разбору бросал на пол посуду, бил горшки, перекидывал скромные пожитки. Люба видела, как мать замерла. Ведь под половицами, прикрытыми сундуком, хранилось оружие, которое оставляли партизаны.

  • Беги, — шепнула мать, воспользовавшись моментом.

Но Люба спокойно взяла ведра и пошла по улице, будто за водой. Прошла несколько метров, скрылась за поворотом — никто не окликал. Значит, не заметили. Бросила ведра и помчалась по дороге. Гром выстрела остановил Любу на полпути. И она, рванувшись, побежала назад. Не успела выбежать на деревенскую улицу —  наперерез бросилась соседка.

-Не ходи, Любонька. Мать убили…

Горькие рыданья вырывались из груди, слезы застилали глаза, пока бежала на хутор к дядьке Ивану Коледе, чтобы предупредить партизан. Но и тут уже были немцы. Однако и здесь обыск ничего не дал — дядька успел вынести винтовки и зарыть их в поле.

Люба опять побежала в Свислочь. Матери нигде не было. Только в огороде свежей горкой возвышалась насыпанная земля.

-Мамочка!- птицей прижалась к тому месту, где немцы закопали расстрелянную мать, и горько зарыдала.

В ту же ночь Люба погрузила в мешки оружие и отнесла его к Жуковским. Оставалось вернуться за одеждой. Но тут уже были немцы… Арестованную привели к офицеру.

-Где брат Михаил, где партизаны? — допытывались фашисты, пытаясь угрозами вырвать у девушки сведения о партизанах.

Но Люба молчала. В этот раз ей удалось убежать от фашистов. Из фашистских застенков бежал и брат Владимир. Только отца за связь с партизанами немцы расстреляли в Лунно. До самого освобождения Свислочи Советской Армией поддерживала Люба связь с партизанами. Своим мужеством, стойкостью, героизмом удивляла она односельчан, как после войны удивляла их своими трудовыми подвигами.

Из воспоминаний Любови Кирилловны:

«Боевой заслугой, за которую меня наградили, было то, что я спасла боеприпасы для партизан. Оружие хранилось в доме, который был наглухо заперт. Моя задача заключалась в том, что оружие мне нужно было выкрасть. Я подкралась к дому, выбила окно, через него подкралась к тайнику с боеприпасами, собрала их в мешок и перенесла к партизанам…

Помню ещё, что немцы искали моего брата, но в нашем доме они нашли только меня. Они меня забрали и увезли к немецкому управляющему. Потом немцы хотели запереть меня в подвале около школы. Но управляющий посмотрел на меня: я была худенькая, щуплая, беззащитная. Потом он пошёл на переговоры к нашим партизанам в Лунно и сообщил, что моего брата не нашли, что нашли меня, но я им неважна, им нужен мой брат. Пока немцы разгуливали, я умудрилась бежать. Я добежала лишь до берега реки Свислочь, когда услышала, что немцы ищут меня. Я быстро прыгнула в камыши, а немцы прибежали к берегу, стреляли, что-то кричали, но нечего не добившись, ушли. Так я до вечера просидела в камышах, а потом пошла к своим. Позже, я помню, брат сказал мне, что если бы немцы закрыли меня в подвале, он взял бы свои гранаты, подорвал бы подвал и всё равно бы спас меня…

Вот, наверно, и всё из моих воспоминаний о войне…»

После войны Любовь Кирилловна вышла замуж, с мужем они построили дом, вырастили трёх дочерей, семерых внуков и четырех правнуков. В 1968 году она стала членом КПСС и с честью носила звание коммуниста. Любовь Кирилловна получила много наград за свою жизнь, среди них: орден Победы, медали «За доблестный труд», «За боевые заслуги» и юбилейные медали. До пенсии работала дояркой на ферме «Нетечи». После выхода на заслуженный отдых Любовь Кирилловна не перестала вести активную жизнь. Вся деревня Нетечи, где проживала семья бабушки Любы, обращалась к ней за любой помощью. А она всё успевала: и за порядком в деревне следить, и в церковном хоре петь, и на встречи со школьниками приходить.

В 2014 году односельчане торжественно отпраздновали 90-летие своей знаменитой землячки. Поздравления Любовь Кирилловна принимала и от правления СПК «Свислочь», и от районных властей. И хоть Любови Кирилловны уже нет среди живых, её имя навсегда останется среди имен тех, кто самоотверженно защищал свою Родину.

Автор: Лойко Анастасия Андреевна, ГУО «Свислочская средняя школа», 11 класс

Поделитесь этой новостью!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *